Сергей Ковальчук: профессиональный спорт подразумевает высокий результат, а если его нет, то это физкультура

Сергей Ковальчук: профессиональный спорт подразумевает высокий результат, а если его нет, то это физкультура
Помимо всех прочих известных симптомов, накрывший планету коронавирус обладает еще одним — не самым очевидным, но весьма примечательным: он спрессовывает время, нарушая его мерное течение и разгоняя до скорости элементарных частиц в коллайдере. Сдвинутая на год вперед Олимпиада в Токио, кажется, только отгремела, а на повестке дня уже старт зимних Игр — 4 февраля соревнования в Пекине официально стартуют. А там уж и Париж‑2024 станет неотвратимо надвигаться огромной глыбой, заставляя весь спортивный мир продолжать бежать во все лопатки, чтобы не отстать: взойти на олимпийский пьедестал задача не легче, чем схватить Зевса за бороду.

Министерству спорта в этих условиях тоже приходится работать в режиме нон‑стоп: делать выводы, анализировать, оперативно проводить работу над ошибками, принимать кадровые и организационные решения, обдумывать и затевать реформы, которые не просто позволят белорусскому спорту удержать позиции и не откатиться вниз, а заставят карабкаться в гору — к вершине, зовущей и манящей. График министра в этой связи невероятно насыщенный и плотный, на месте Сергея Ковальчука застать сложно. Еще сложнее отыскать в череде постоянных дел, встреч и визитов окно для обстоятельной беседы — день расписан буквально по минутам. Но кто ищет, тот находит: с Сергеем Михайловичем мы встретились ранним утром, на самой заре дня, и успели затронуть в беседе наиболее актуальные темы.
— В нашем последнем разговоре, посвященном итогам выступления на летних Играх в Токио‑2020, вы анонсировали перемены в некоторых федерациях по видам спорта, а также смену тренеров в отдельных национальных командах. Так и случилось: стрелковый спорт, дзюдо, тяжелая атлетика, теннис… Смена караула закончена или грядет еще череда перестановок?

— Скажем так, в процессе: глубокий и всесторонний анализ полностью проведен, а вот решения приняты и официально оформлены еще не все. Возьмем для примера греблю на байдарках и каноэ, в которой разыгрываются олимпийские медали в четырех основных видах программы: мужское и женское каноэ, мужская и женская байдарка. Наши спортсмены по‑разному выглядят в этих дисциплинах. Очевидно, что назрела необходимость проведения внутренней реконструкции в системе работы. На заседании федерации состоялся по этому поводу хороший мужской разговор. В мужской байдарке и каноэ у нас результаты сегодня слабые. Мы видим, что старая гвардия или уходит, как братья Богданович, Махнев и Петрушенко, или сдает позиции, а достойную смену им подготовить не удалось. Команды просели, резерва не оказалось. Поэтому было принято решение упразднить должность главного тренера, сделав упор на четырех озвученных направлениях. За каждое будет отвечать ответственный старший тренер — независимые специалисты, работающие по своей программе. Кандидатуры подобраны, задачи поставлены.

— Но мэтры остаются?

— Безусловно! И Владимир Шантарович, и Геннадий Галицкий продолжат трудиться на благо белорусского спорта — не использовать их богатейший опыт и профессорские знания было бы большим расточительством. Такой же подход отныне будет применен и в легкой атлетике. На данный момент это 48 видов, поэтому главному тренеру просто нереально объять необъятное — всех контролировать и во все вникать. Дисциплины разделили на основные группы: прыжки и многоборье, метания, спринты и средние дистанции, длинные дистанции и марафон, ходьба — и за каждой закрепили старшего тренера с полномочиями главного. Это топовые наставники, которые уже доказали свой профессионализм имеющимися результатами.

По каждому направлению вырабатываем модель подготовки, календарный план, определяем конкретные задачи на Париж‑2024, выделяем финансирование и начинаем движение к цели. Раскачиваться некогда.

— Тяжелая атлетика?

— Провальное выступление в Токио не оставило сомнений: нужно менять подход. Произошли перестановки в федерации, сейчас занимаемся подбором грамотных специалистов на должности тренеров. Хватает вопросов и к другим видам спорта, которые вроде бы на Олимпиаде проявили себя не самым худшим образом. Скажем, в борьбе взяли в сумме три медали, но при этом представители греко‑римского стиля себя ничем не проявили, хотя не так давно имели репутацию фаворитов любых соревнований. Задача — вернуться на былые позиции. Прошедший недавно в Солигорске чемпионат страны наглядно продемонстрировал, что подрастает достойное поколение, с которым можно и нужно работать, давать ребятам шанс. Тот же Кирилл Маскевич или Павел Глинчук — молодые и талантливые спортсмены. Очень сильно на них рассчитываем.
— Полная смена тренерского состава произошла в национальной команде по дзюдо…

— Потому что были громкие лозунги, но не оказалось результата. Обеспечены выезды на все возможные международные соревнования, проведена куча сборов за границей, а толку ноль. Сделали здесь ставку на молодого специалиста Андрея Казусенка. Он имеет богатую карьеру в самбо и дзюдо, парень амбициозный, авторитетный, с современным, прогрессивным взглядом на тренировочный процесс. Думаю, с его приходом ситуация в команде наладится. За подготовку девушек будет отвечать Марина Слуцкая — наша лучшая дзюдоистка последних лет, имеющая опыт тренера. Отзывы самые лучшие. Связка Казусенок — Слуцкая, на мой взгляд, выглядит очень перспективно.

— Широкий резонанс получило назначение Сергея Рутенко на должность главы федерации тенниса. Неожиданно, но интересно. Почему сделали ставку именно на него?

— Рассчитываем на незашоренный взгляд со стороны и нестандартные, современные подходы к развитию. Сергей Рутенко импонирует этим: человек очень неординарный, новой формации, сумевший проявить себя и в Словении, и в Испании, и в Беларуси. Немаловажно — успевший поработать в федерации гандбола на должности заместителя председателя, нашедший себя после спорта в качестве успешного бизнесмена. Я его хорошо знаю: это высокопорядочный человек и отличный специалист своего дела, большой профессионал. К тому же Сергею как весьма авторитетной в мировом спорте личности будет легче выстраивать отношения с Ариной Соболенко и Викторией Азаренко: они находятся в одной плоскости. Зная его скрупулезность и подход к делу, уверен, что Сергей Рутенко глубоко вникнет в дело и разберется во всех процессах.

— Интересно, как он сам воспринял такое предложение?

— Для Сергея это стало неожиданностью. Приятной. Вообще, наша приоритетная задача — в каждом виде спорта так поставить работу, чтобы регулярно появлялись молодые таланты, обеспечить бесперебойную смену поколений.

— Сейчас очень много говорят о футболе, не могу не затронуть и эту тему — она буквально звенит. Признаться, выезд белорусских команд в период зимнего межсезонья на сборы за рубеж всегда выглядел неоднозначным, был весьма затратным, а заметных ­результатов между тем не приносил. Все это больше напоминало не работу, а дополнительный отдых за государственный счет для футболистов и тренерского штаба.

— О том, что практику затратных выездов на курорты пора кардинально менять, мы начали вести речь несколько лет назад. Для многих эта тема весьма болезненная. В первую очередь для тех, кто привык хорошо зарабатывать и не иметь спроса за итоговый результат.

Много лет футбольные клубы, получая хорошую господдержку, просто проедали ее, тратя огромные средства на зарплаты и те самые сборы, организуя их по два‑три раза за зиму.

Когда я только получил назначение на должность министра, вместе с АБФФ провели совместное заседание. Одной из причин неудачной игры футболистов специалисты чуть ли не в один голос назвали тогда отсутствие условий в Беларуси для плодотворной подготовки в межсезонье. Приняли решение построить за два года во всех областных городах крытые футбольные манежи. Постановили — сделали: в кратчайшие сроки возвели семь объектов, затратив на это немалые государственные средства. Пожалуйста, работайте, готовьтесь. Но тут же нашлась новая причина: покрытие, говорят, не то. Искусственное не устраивает, нужно натуральное! Ноги у них в крови, колени болят… Однако у манежей загрузка полная, дети играют и радуются, команды из других стран приезжают, говорят: шикарные условия! А наших мастеров не устраивают.

ФОТО АЛЕКСАНДРА КУЛЕВСКОГО.

— Есть старый добрый анекдот про плохого танцора, он, кажется, здесь будет очень в тему.

— Правильно. Сделаем натуральное покрытие — найдут другие причины: кислорода не хватает, солнца, витамина D. Пожалуйста, выступите достойно на международной арене, пробейтесь в группу Лиги чемпионов, Лиги УЕФА или хотя бы Лиги конференций, заработайте средства и тратьте их на свое усмотрение. Или играйте так, чтобы болельщики покупали билеты и наполняли стадионы. Но там пустота, потому что наш футбол сегодня никому не интересен. Не на что смотреть. Поэтому давайте вернем ситуацию с головы на ноги: покажите результат — получите финансирование. Но не наоборот.

Каждая команда должна согласовать с Министерством спорта план развития, где четко прописано распределение всех средств по подготовке: бюджет клуба, что идет на зарплаты, что на сборы, на инфраструктуру. В соответствии с Указом № 191 не менее 25 процентов от всех средств должны выделяться на развитие детско‑юношеского футбола. Если клуб эти условия не выполняет, он не имеет права на господдержку.

Нет вопросов: находите частных, негосударственных спонсоров — и развивайтесь как хотите. В любом другом случае будем действовать строго в установленных законами рамках. На данный момент, к слову, на 2022‑й многие клубы свой план развития еще не согласовали.

— Год назад на эту тему тоже было сломано много копий, но, несмотря на формальный запрет Министерства спорта, некоторые команды все же улетели на заграничные сборы: в Объединенные Арабские Эмираты, в Турцию…

— «Шахтер», БАТЭ, «Рух» и «Торпедо‑БЕЛАЗ» отправились за рубеж. А теперь давайте посмотрим, как это сказалось на выступлении команд. Получилось ли у «Шахтера» удачно выступить в еврокубках? Нет. Можно ли сказать, что БАТЭ показал хороший результат? Вряд ли. «Гомель», который готовился дома, занял четвертое место и стал главным открытием чемпионата, победив и «Шахтер», и минское «Динамо». А команда из Жодино после подготовки в Турции рухнула на восьмую позицию, пропустив вперед в том числе и «Витебск», который тоже работал на родных полях. Или сравните две брестские команды — «Рух» и «Динамо»: пятое и шестое место. Вот и вся польза от дорогостоящих курортных сборов. Добавлю, что с 9 августа 2021‑го выезды регулируются отдельным постановлением.

— Стоны слышатся еще и по поводу введенного потолка зарплат.

— Профессиональный спорт подразумевает под собой определенный результат, а когда его нет, то это уже физкультура. Наш футбол сегодня ближе именно к ней. Между тем самомнение у футболистов сильно завышено, многие оценивают свое мастерство выше тех средств, которые им сегодня предлагаются. Отсюда и стоны, вой, что Министерство спорта и АБФФ принимают неправильные меры, ни во что не вникая. Наоборот, во все глубоко вникаем, поэтому и принимаем такие решения. Футбольный рынок труда широк и свободен: если ты считаешь себя высококлассным мастером — езжай в Россию, в другие чемпионаты. Никто не держит. В хоккее несколько лет назад были проведены похожие реформы, и сегодняшний рост количества молодых талантов, которые активно стучатся в двери НХЛ, во многом проистекает оттуда.

— Получается, что прослойка потерявших мотивацию игроков, привыкших жить на широкую ногу, не прикладывая к тому лишних сил и эмоций, просто уходит со сцены. А природа не терпит пустоты: освободившееся пространство наполняет поток новых спортсменов, которые раньше не имели шансов проявить себя.

— Чемпионат Европы по гандболу в этом смысле тоже крайне показателен. Сборная Беларуси проиграла Германии при достойной игре, провалила поединок против поляков, не проявив характера. Зато характер, азарт и волю в третьей встрече с Австрией вполне продемонстрировала молодежь: Гирик, Белявский, Самойло… Именно они, юные «армейцы», а не номинальные лидеры команды, переломили ход борьбы.

Работа с гандболистами в СКА — это пример для подражания. В команде нет ни одного легионера, упор делается исключительно на своих воспитанников, здесь не на словах, а на деле занимаются развитием белорусского гандбола. Футбольные клубы должны идти по такому же пути — паразитирования на государственные средства мы допустить не можем.

— Медиаресурсы определенного толка вас представляют в образе некоего зловещего профессора Мориарти — в последнее время они истерично вопят, что министр спорта как вселенский спортивный разум тотально контролирует все и всех: едва ли не самолично утверждает тренера для БАТЭ и решает, продолжать карьеру полузащитнику Павлу Нехайчику или ему нужно повесить бутсы на гвоздь.

— Если они так считают, то это даже неплохо — пусть. Но разочарую: БАТЭ ведет внутреннюю футбольную политику полностью автономно. Как и все другие клубы. Там самостоятельно решают — продлевать соглашение с Жуковским или назначить вместо него другого специалиста, с кем из футболистов расстаться, а с кем сотрудничество продолжить. Я к этому никакого отношения не имею.

— И к развитию минского «Динамо» тоже?

— Есть задача не тянуть клуб на пьедестал, а не утратить традиции, которые «Динамо» создавало и копило десятилетиями. Над этим работаем. Но министр в силу своей должности не имеет права на любимчиков и подобного рода приоритеты: ко всем нужно относиться одинаково справедливо. В моих и наших общих интересах, чтобы в стране был не один сильный клуб‑гегемон, ни «Шахтер», БАТЭ или «Динамо», а 8, 10, 16 коллективов высокого уровня. В Бресте, Гомеле, Гродно, Витебске, Слуцке и Мозыре. Будет конкуренция — будет сильный чемпионат. Будет сильный чемпионат — появятся классные игроки. Появятся сильные игроки — покажет результат сборная. Все взаимосвязано. К этому стремимся. И этого добьемся.

информация с сайта Министерство спорта и туризма Республики Беларусь — Сергей Ковальчук: профессиональный спорт подразумевает высокий результат, а если его нет, то это физкультура (mst.by)

Сергей Канашиц «СБ.Беларусь сегодня»

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *